Институт внеконкурсного оспаривания сделок прочно вошёл в наш обиход с применением тандема статей 10 и 168 ГК. Но что происходит с такими сделками, если появляется возможность конкурного оспаривания? Они перестают быть ничтожными? Сфера применения внеконкурсного оспаривания сокращается или исчезает вовсе?

Мы знаем, что на практике ссылки на «тандем» продолжают использоваться и во время конкурса – как в деле о банкротстве, так и за его пределами.

Это означает, что надо разобраться с комплексом вопросов – от фактического основания для оспаривания сделки (в чём оно состоит) через правовую природу оспаривания (похоже, что оно должно иметь не абсолютный, а относительный характер) и в сторону процессуальных затруднений, которые возникают.

Участникам мероприятия предоставляется предварительный доступ к записи, на которой А. Егоров разобрал соотношение ст.10 и 168 ГК и ст.61.2 и 61.3 Закона о банкротстве и довольно критично оценил подходы, выработанные Верховным Судом. Тем не менее, Верховный Суд настаивает на своей позиции. Поэтому повторов не будет! Рассмотрены будут только новые проблемы, выявленные в практике спикера и поставленные слушателями вебинара.

Спикер

Андрей Егоров

Андрей Егоров

к.ю.н., руководитель образовательных программ Школы для юристов-практиков «Lextorium.com», главный редактор Журнала РШЧП, профессор и директор Центра сравнительного права НИУ «Высшая школа экономики»

Обсуждаемые вопросы:

  • Какой является сделка, нарушающей ст.10 и 168 ГК? Ничтожной, как все привыкли, или всё-таки относительно недействительной? Меняется ли что-то в правовой природе этой сделки после того, как возбуждается дело о банкротстве?
  • В разъяснениях ВАС РФ с 2010 года установлено такое соотношение исков об оспаривании сделок, подаваемых в ходе дела о банкротстве: если оспаривание происходит по банкротным основаниям, оно может происходить только в деле о банкротстве; если оспаривание происходит по общегражданским основаниям, то вопрос зависит от фигуры истца (если это арбитражный управляющий, то только в деле о банкротстве, если иные лица – то в обычном процессуальном порядке). Возникает вопрос – тандем 10 и 168 ГК, связанный с выводом активов и прочими фактически банкротными нарушениями, это «общегражданское» основание сделки или уже банкротное? Нельзя ли утверждать, что все такие требования должны рассматриваться только в деле о банкротстве?
  • Каков статус кредитора, который пытается оспаривать сделку по ст.10 и 168 за рамками дела о банкротстве, ссылаясь на «общегражданский» характер оспаривания? Можно ли признать его косвенным истцом, заявляющим требование в интересах конкурсной массы, а не себя лично? Допустимо ли применение к искам кредиторов банкротящегося должника о признании недействительными и применении последствий недействительности сделок по общегражданским основаниям положений абз. 6 п. 1 ст. 65.2 ГК и п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 № 25 о порядке рассмотрения косвенных исков?
  • Кредиторы имеют право оспаривать сделки по банкротным основаниями только в том случае, если их требования превышают 10 % общего размера требований кредиторов по РТК. Сохраняется ли это ограничение в том случае, если заявляется требование по квази-банкротному основанию (ст.10 и 168 ГК)? Как на ответ на данный вопрос влияет взгляд на правовую природу недействительности этой сделки?
  • Ответы на вопросы слушателей, разбор практических ситуаций.

Пакеты и цены

Внимание!
Цены действительны до 20 мая 2020 года.

Зарегистрироваться на вебинар

Спасибо, Вы зарегистрировались на вебинар.

Проверьте Вашу почту.

По ссылке в письме Вы можете задать вопрос спикеру.

Произошла ошибка!..

нет связи с сервером, попробуйте позже...